ДОКЛАД УФАС по КЧР (административная и судебная части)

Тип документа:
Доклады
Дата публикации:
07.06.2018
Управление:
Карачаево-Черкесское УФАС России
Сфера деятельности:
Антимонопольное регулирование
Номер дела:

Уважаемые участники собрания!

 

Мне бы хотелось в рамках настоящих слушаний раскрыть административную и судебную работу, проведенную Управлением.

В соответствии с Положением о Федеральной антимонопольной службе, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 года №331, а также пунктом 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 07 апреля 2004 г. №189 «Вопросы Федеральной антимонопольной службы» основными функциями ФАС России являются:

  1. контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, в том числе в сфере электроэнергетики, использования земли, недр, водных и других природных ресурсов;
  2. надзор и контроль за соблюдением законодательства о естественных монополиях;
  3. надзор и контроль за соблюдением законодательства о рекламе;
  4. контроль в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд и в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц и др.

 

Следует отметить, что в ходе исполнения возложенных на Управление функций, в первом полугодии 2018 года Управлением возбуждено 113 дел об административных правонарушениях, по которым вынесено 89 постановлений о назначении административных наказаний.

В своей массе, основными нарушениями в сфере ответственности Управления являются нарушения, совершенные хозяйствующими субъектами, содержащий элементы недобросовестной конкуренции, предусмотренные статьей 14.33 КоАП РФ; сговор на товарном рынке, совершенный между органами государственной власти и хозяйствующим субъектом, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.32 КоАП РФ; нарушение субъектом естественной монополии правил недискриминационного доступа или установленного порядка подключения (технологического присоединения) к газораспределительным сетям, ответственность за которое предусмотрена статьей 9.21 КоАП РФ; Нарушение субъектом оптового рынка электрической энергии и мощности или розничного рынка электрической энергии установленных стандартами раскрытия информации порядка, способов или сроков опубликования информации, ответственность за которое предусмотрена статьей 9.15 КоАП РФ; нарушение законодательства о рекламе в силу статьи 14.3 КоАП РФ; утверждение конкурсной документации, документации об аукционе, документации о проведении запроса предложений, определение содержания извещения о проведении запроса котировок с нарушением требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок (часть 4.2 статьи 7.30 КоАП РФ); несоблюдение требований законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд при принятии решения о способе и об условиях определения поставщика (подрядчика, исполнителя) (части 1 и 2 статьи 7.29 КоАП РФ); отклонение заявки на участие в конкурсе, отказ в допуске к участию в аукционе; нарушение должностным лицом заказчика, должностным лицом уполномоченного органа, должностным лицом уполномоченного учреждения, специализированной организацией сроков размещения в единой информационной системе в сфере закупок информации и документов, размещение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок (части 1.1 – 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ); - нарушение порядка ведения реестра контрактов, заключенных заказчиками (часть 2 статьи 7.31 КоАП РФ).

В указанный период с целью защиты вынесенных ненормативных правовых актов, как то решение, предписание, предупреждение, постановление Управление участвовало в 109 судебных заседаниях.

В производстве судов, как то арбитражных судов на различных инстанциях, судов общей юрисдикции, Верховного суда КЧР находятся 27 административных дел по факту обжалования ненормативных правовых актов УФАС по КЧР.

Практика судебных разбирательств показывает, что Управление действует в рамках закона и в пределах предоставленных ему полномочий. Судами подтверждается законность вынесенных управлением ненормативных правовых актов.

В первом полугодии 2018 года судами вынесены окончательные судебные акты по 5 делам о нарушении законодательства в сфере ответственности Управления, а также 6 судебных актов по обжалованным постановлениям о назначении административного наказания, которые судами признаны законными и обоснованными.

Так, судами поставлена окончательная точка в споре о праве единолично осуществлять ведомственную охрану только учреждениями, входящими в структуру ФГУП «Охрана» Росгвардии.

Суть спора в следующем. В Управление Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике поступила жалоба ФГУП «Охрана» Росгвардии по КЧР, на действия Заказчика - Управления Федеральной налоговой службы по КЧР при проведении открытого аукциона на право заключения государственного контракта на выполнение охранных услуг, номер закупки 017910000351700018 .

  • мнению подателя жалобы, Комиссией Заказчика неправомерно допущена к участию в аукционе ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность», которая является ведомственной охраной Министерства связи и массовых коммуникаций РФ и обладает специальной правоспособностью по осуществлению видов деятельности, которые закреплены в Уставе и соответствуют целям его создания. Согласно Уставу ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» данное предприятие является ведомственной охраной Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, осуществляет свою деятельность в соответствии с ложением о ведомственной охране Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, утвержденным становлением Правительства РФ от 02.10.2009 № 775. Согласно п.2 данного постановления ведомственная охрана создается Министерством связи и массовых коммуникаций РФ и предназначается для защиты охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и находящихся в сфере ведения Министерства и подведомственных ему федеральных органов исполнительной власти. Следовательно, ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» вправе осуществлять охрану только тех объектов, которые находятся в сфере ведения Министерства связи и массовых коммуникаций РФ и подведомственных ему федеральных органов исполнительной власти, включенных в перечень охраняемых объектов, утвержденный Минкомсвязи России по согласованию с МВД России.

Рассмотрев жалобу Заявителя УФАС по КЧР признал ее необоснованной с учетом следующих обстоятельств дела.

Согласно статье 1 Федерального закона от 27.05.1996 No57-ФЗ «О государственной охране - под государственной охраной понимается деятельность по обеспечению безопасности объектов государственной охраны и защите охраняемых объектов, выполняемая в целях безопасного и беспрепятственного осуществления государственной власти в Российской Федерации и исполнения международных обязательств Российской Федерации, осуществляемая на основе совокупности правовых, организационных, охранных, режимных, оперативно-розыскных, технических, информационных и иных мер.

Понятие ведомственной охраны определено в статье 1 Федерального закона от

14.04.1999 No77-ФЗ «О ведомственной охране», под которой понимается совокупность создаваемых имеющими право на создание ведомственной охраны федеральными органами исполнительной власти и организациями органов управления, сил и средств, предназначенных для защиты охраняемых объектов от

Противоправных посягательств. Имеющие право на создание государственной ведомственной охраны федеральные органы исполнительной власти определяются

Правительством Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 8 Закона о ведомственной охране ведомственная охрана

осуществляет защиту охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и (или) находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов.

Из указанного следует, что названным законом ограничение деятельности ведомственной охраны в части наличия права осуществления охранной деятельности

исключительно в отношении объектов, находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных органов исполнительной власти и организаций не установлено. Какого-либо указания на ограничительный перечень таких объектов в части их принадлежности исключительно тому органу власти, которым соответствующая организация ведомственной охраны была создана, упомянутые нормы права также не содержит.

В своем заявлении ФГУП «Охрана» ссылается на «старую» (действовавшую до

03.07.2016) редакцию статьи 8 Закона о ведомственной охране, согласно которой ведомственная охрана осуществляет защиту охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и находящихся в сфере ведения соответствующих

федеральных органов.

В соответствии с «новой» (действующей с 03.07.2016) редакцией статьи 8 Закона о ведомственной охране Ведомственная охрана осуществляет защиту охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и (или) находящихся в сфере ведения соответствующих федеральных государственных органов;

Таким образом, с 03 июля 2016 года Закон о ведомственной охране не устанавливает запрета на распространение ведомственной охраны одного ведомства на объекты, находящиеся в сфере ведения иных соответствующих федеральных органов исполнительной власти и организаций.

Поскольку действующее законодательство Российской Федерации не содержит

условий, ограничивающих деятельность ведомственной охраны исключительно задачами в отношении только подведомственных ей объектов, участие в закупке на охрану зданий вправе принимать любые заинтересованные лица, соответствующие требованиям к участникам закупки, независимо от ведомственной принадлежности объектов.

Перечень охраняемых объектов определяется имеющими право на создание

ведомственной охраны федеральными органами исполнительной власти и организациями и утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.07.2000 No514 «Об организации ведомственной охраны» утвержден Перечень федеральных органов исполнительной власти, имеющих право создавать ведомственную охрану, а также перечни охраняемых объектов и вносимые в них изменения, которые утверждаются руководителями соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

К числу федеральных органов исполнительной власти, наделенных правомочиями по созданию государственной ведомственной охраны, постановлением

No 514 Правительство Российской Федерации отнесло Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, где предусмотрено, что ведомственная охрана создается Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации и предназначается для защиты охраняемых объектов, являющихся государственной собственностью и находящихся в сфере ведения Министерства и подведомственных ему федеральных органов исполнительной власти.

Таким образом, Правительство Российской Федерации создало ведомственную охрану Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации в форме унитарного предприятия, тем самым предусмотрев целью его создания (как коммерческой организации) –получение прибыли, и с учетом положений статьи 2 Закона о ведомственной охране и Федерального закона от 14.11.2002 No161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», предоставив Министерству связи и массовых коммуникаций Российской Федерации право наделять унитарное предприятие гражданскими правами, соответствующими предмету и целям его деятельности, которые предусматриваются в уставе ФГУП «Связь-безопасность».

С учетом изложенного, Закон о ведомственной охране не содержат условий, ограничивающих деятельность ведомственной охраны Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации исключительно задачами в отношении только подведомственных ей объектов, а также запрета на охрану силами ведомственной охраны Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации государственных объектов, не находящихся в прямом ведомственном подчинении органов исполнительной власти, имеющих право на ее создание.

Таким образом, аукционная комиссия налогового органа правомерно признала заявку ФГУП «Связь-безопасность» соответствующей требованиям, установленным документацией об электронном аукционе.

Аналогичная правовая позиция отражена в Постановлении Арбитражного суда

Уральского округа от 22.02.2018 по делу NoА76-874/2017.

Заявитель ФГУП «Охрана» Росгвардии КЧР не согласившись с выводами антимонопольного органа обратился с заявлением в арбитражный суд КЧР.

Решением Арбитражного суда КЧР по делу №А25-2461/2017 в удовлетворении заявления ФГУП «Охрана» Росгвардии КЧР отказано.

 

В указанный период вынесен окончательный судебный акт по делу о нарушении субъектом естественной монополии Правил технологического присоединения к газорапределительным сетям, ответственность за которое предусмотрена статьей 9.21 КоАП РФ.

Так, 03.04.2017 в адрес УФАС по КЧР поступило заявление Катчиева Р.С. на бездействия АО «Газпром газораспределение Черкесск» в подключении объекта капитального строительства к сетям газораспределения.

19.04.2016 года между ним и АО «Газпром газораспределение Черкесск» был заключен договор о подключении объекта капитального строительства к сети газораспределения №85-ТП-УП-01. Согласно п. 5.1 срок осуществления мероприятий по подключению - 1 год со дня заключения договора. При этом, согласно заявлению Катчиева Р.С. ОА «Газпром газораспределение Черкесск» работы по подключению к сетям газораспределения не произвело.

В соответствии с п. 59 Правил подключения (технологического присоединения) объектов капитального строительства к сетям газораспределения, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30.12.2013 №1314 Подключение объектов капитального строительства к сети газораспределения осуществляется на основании договора о подключении.

Пунктом 62 Правил подключения установлено, что Договор о подключении является публичным и заключается в порядке, установленном Гражданским кодексом Российской Федерации, с соблюдением особенностей, определенных настоящими Правилами. Пунктом 85 Правил установлено, что срок осуществления мероприятий по подключению не может превышать:

а) 1 год - для заявителей, в случае подключения к сетям газораспределения газоиспользующего оборудования с максимальным часовым расходом газа не более 15 куб. метров

Учитывая изложенное, бездействия ОА «Газпром газораспределение Черкесск» содержит состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 9.21 КоАП РФ, в соответствии с которой нарушение субъектом естественной монополии правил (порядка обеспечения) недискриминационного доступа или установленного порядка подключения (технологического присоединения) к газораспределительным сетям… - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Катчиев Р.С. пояснил, что все обязательства по заключенному между ним и АО «Газпром газораспределение Черкесск» Договору исполнены в полном объеме, произведена оплата за присоединение к газораспределительным сетям в размере 30 000 рублей, выполнены проектные работы (договор №304/14/17 от 16.02.2017, акт приемки проектной продукции от 20.03.2017). При этом указывает, что АО «Газпром газораспределение Черкесск» уклоняется от исполнения условий Договора.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения присутствующих лиц, должностным лицом УФАС по КЧР сделаны выводы о наличии в действиях АО «Газпром газораспределение Черкесск» состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 9.21 КоАП РФ и наложен административный штраф в размере 100 000 (ста тысяч) рублей.

Не согласившись с выводами антимонопольного органа АО «Газпром газораспределение Черкесск» обратилось в суд.

Арбитражный суд КЧР своим решением от 31 января 2018 года в удовлетворении заявления АО «Газпром газораспределение Черкесск» отказал. Судебным актом дана негативная оценка злоупотреблению заявителем своим доминирующим положением и возложением на сторону необоснованных (чрезмерных) финансовых расходов.

АО «Газпром газораспределение Черкесск» как лицо, занимающее доминирующее положение и являющееся владельцем объекта, предназначенного для организации газоснабжения, имея возможность для соблюдения установленных законом требований по проведению мероприятий по технологическому присоединению в установленный срок, не приняло необходимых мер по соблюдению публично-правовой обязанности.

АО «Газпром газораспределение Черкесск» была подана апелляционная жалоба на решение Арбитражного суда КЧР.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 апреля 2018 года решение Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики от

31.01.2018 по делу No А25-1225/2017 оставлено без изменения, а апелляционная жалоб АО «Газпром газораспределение Черкесск» - без удовлетворения.

 

В указанный период судами рассмотрено заявление Ногайского муниципального района о признании незаконным ненормативных правовых актов УФАС по КЧР. Суть заявления в следующем.

4 ноября 2017 года в Карачаево-Черкесское УФАС России поступила жалоба от ИП Байбагисовой М.А.-Г. на действия администрации Ногайского муниципального района при осуществлении процедуры по выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, расположенного по адресу: а.Эркен-Халк, ул. Мира, 5а.

Комиссия Карачаево-Черкесского УФАС России, изучив представленные материалы, выслушав доводы сторон, проведя расследование, в соответствии со статьей 18.1 Федерального закона от 26.07.2006 года №135-ФЗ «О защите конкуренции», установила следующее.

7 августа 2017 администрацией Ногайского муниципального района было получено от ИП Байбагисовой М.А.-Г. заявление о выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию построенного объекта капитального строительства станции технического обслуживания на земельном участке по адресу: КЧР, а.Эркен-Халк, ул. Мира, 5а.

23.08.2017г. администрация Ногайского муниципального района направила ответ ИП Байбагисовой М.А.-Г. о невозможности выдачи разрешения на ввод объекта в эксплуатацию по причине:

- отсутствия в пакете документов технического плана объекта капитального строительства согласно пп. 12 п. 3 статьи 55 Градостроительного кодекса РФ;

- отсутствия подъездных дорог к вышеуказанному земельному участку.

03 ноября 2017 года администрацией Ногайского муниципального района повторно получено заявление от ИП Байбагисовой М.А.-Г. с приложенным техническим планом объекта капитального строительства станции технического обслуживания автомобилей, расположенного по адресу а. Эркен-Халк, ул. Мира, 5а для получения разрешения на ввод в эксплуатацию.

При указании на невозможность выдачи разрешения на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию администрация Ногайского муниципального района указывает на отсутствие заезда и подъездных путей к объекту капитального строительства, расположенного по адресу: а. Эркен-Халк, ул. Мира, 5а.

В 2017 году Адыге-Хабльским районным судом КЧР рассмотрено гражданское дело по исковому заявлению Байбагисовой М.А.-Г. о признании договора купли-продажи земельного участка, прилегающего к ее земельному участку, недействительным.

Спорный земельный участок был предоставлен с нарушением действующего законодательства, более того преграждал подъезд и подход к земельному участку ИП Байбагисовой М.А.-Г. Также через спорный земельный участок проходят линии связи и линии электропередачи, находящиеся на балансе ОАО «Ростелеком» и ПАО «МРСК Северного Кавказа», согласование выделения земельного участка с которыми не проводилось. Данный земельный участок фактически является объектом транспортной инфраструктуры, предназначенным для движения неопределенного круга транспортных средств и пешеходов, и относится к объектам общего пользования.

В ходе рассмотрения дела Адыге-Хабльским районным судом установлено, что к земельному участку ИП Байбагисовой М.А.-Г. имеется проезд со стороны ФАД «Невинномысск-Черкесск» и довод администрации Ногайского муниципального района о том, что со стороны ФАД «Невинномысск-Черкесск» не имеется подъездных путей не соответствует действительности.

С учетом вышеизложенного, Комиссия Карачаево-Черкесского УФАС России установила, что действия администрации Ногайского муниципального района при рассмотрении заявления ИП Байбагисовой М.А-Г. на выдачу разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, расположенного по адресу: а. Эркен-Халк, ул. Мира, 5а противоречат нормам действующего законодательства, а именно ч.1 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 года №135-ФЗ «О защите конкуренции», в соответствии с которой Федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

Руководствуясь пунктом 17 и пунктом 20 статьи 18.1 и статьей 23 Федерального закона от 26.07.2006 года №135-ФЗ «О защите конкуренции», Комиссия Карачаево-Черкесского УФАС России, признала жалобу ИП Байбагисовой М.А.-Г. обоснованной, признала в действиях администрации Ногайского муниципального района нарушение пункта 5 статьи 55 Градостроительного кодекса РФ, части 1 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»м и обязательное для исполнения предписание: - о выдаче ИП Байбагисовой М.А.-Г. разрешения на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства, расположенного по адресу: КЧР, а. Эркен-Халк, ул. Мира, 5а;

Не согласившись с позицией антимонопольного органа администрации Ногайского муниципального района обратилась в суд. Арбитражный суд КЧР своим решением по делу №А25-2676/2017 от 23 мая 2018 года в удовлетворении требований администрации Ногайского муниципального района о признании недействительным решения и предписания №12 УФАС по КЧР от 24.11.2017 года, отказал. В своем акте суд указал на необоснованность отказа предпринимателю Байбагисовой М.А.-Г. в выдаче разрешения на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию.

 

Кроме того, в первом полугодии 2018 года представители УФАС по КЧР принимали участие в судебных заседаниях по делам №А25-2620/2016 и А25-1749/2017 по искам ФАС России к Акционерному обществу «Карачаево-Черкесскэнерго» о взыскании в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства.

В первом случае размер исковых требований составил 59 553 918 рублей, а во втором случае 105 223 647 рублей. Нарушение совершенное АО «Карачаево-Черкескэнерго» связано с завышением плановых объемов потрбления электрической энергии на рынке на сутки вперед в установленный период, которые привели к ограничению конкуренции. Вследствие указанных действий произошел рост равновесных цен на электроэнергию на покупку электрической энергии для потребителей Первой ценовой зоны оптового рынка электрической энергии, не связанной с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, путем закупки электрической энергии на сутки вперед, что является признаком ограничения конкуренции.

Судебными актами арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций исковые требования антимонопольного органа о взыскании с АО «Карачаево-Черкескэнерго» дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства в размере 59 553 918 рублей, а во втором случае 105 223 647 рублей удовлетворены в полном объеме. На сегодняшний день АО «Карачаево-Черкесскэнерго» частично исполнила исковые требования.

 

Ну и на последок хочется отметить, что развитие правоприменительной практики и обеспечение эффективности гражданско-правовой ответственности за нарушения антимонопольного законодательства не только позволит восстановить права и законные интересы потерпевших лиц, но и будет стимулировать правомерное поведение хозяйствующих субъектов и органов власти, недопущение антиконкурентного поведения и недобросовестной конкуренции.

 

На этом у меня все, если есть вопросы, я готов на них ответить.

 

Главный государственный инспектор И. Матакаев.