РЕШЕНИЕ по делу № 08-73/2017

Тип документа:
Решения по делам
Дата публикации:
15.09.2017
Управление:
Сахалинское УФАС России
Сфера деятельности:
Антимонопольное регулирование
Номер дела:

ООО «САВИТУР-Аудит»

<….>

 

ОАО «Сахалинская

Энергетическая компания»

<….>

 

 

 

РЕШЕНИЕ

по делу № 08-73/2017

 

15 сентября 2017 года г. Южно-Сахалинск

 

 

Резолютивная часть решения объявлена 15.09.2017

Решение изготовлено в полном объеме 20.09.2017

 

 

Комиссия Управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области по рассмотрению жалоб в порядке, предусмотренном статьей 18.1 Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в составе:

 

Председатель Комиссии:

 

 

Члены Комиссии:

- <...> – временно исполняющий обязанности руководителя управления;

 

- <…> – старший государственный инспектор отдела контроля органов власти, антимонопольного контроля и рекламы;

 

- <…> – государственный инспектор отдела контроля органов власти, антимонопольного контроля и рекламы;

 

 

рассмотрев дело № 08-73/2017 по жалобе общества с ограниченной ответственностью «САВИТУР-Аудит» от 01.09.2017 года (вх. № 2244-Эл) на действия Заказчика – открытого акционерного общества «Сахалинская энергетическая компания» при проведении открытого конкурса для заключения договора на проведение аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2017, 2018, 2019, 2020, 2021 год; подготовку аудиторского заключения за каждый аудируемый год (извещение № 0461000000117000002 от 15.08.2017),

в присутствии:

от ответчика: - представитель ОАО «Сахалинская энергетическая компания» Абраменко Е.С. по доверенности № СЭК-03/2017 от 16.01.2017,

 

 

УСТАНОВИЛА:

 

В адрес Управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области (далее – УФАС по Сахалинской области) 01.09.2017 года (вх. № 2244-Эл) поступила жалоба ООО «САВИТУР-Аудит» на действия Заказчика – ОАО «Сахалинская энергетическая компания» при проведении открытого конкурса для заключения договора на проведение аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2017, 2018, 2019, 2020, 2021 год; подготовку аудиторского заключения за каждый аудируемый год (извещение № 0461000000117000002 от 15.08.2017).

В обоснование своей жалобы Заявитель указывает на нарушения порядка размещения информации о торгах и порядке подачи заявок:

1. Заказчик предлагает участвовать и в дальнейшем оценивает квалификацию аудиторов, не имеющих права выполнения работ по предмету конкурса, поскольку в документации не установлено требование к аттестатам аудиторов;

2. Неправомерное установление разного времени окончания подачи и времени вскрытия конвертов, что является нарушением ч. 10 ст. 51 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ);

3. Закупка должна быть разбита на пять самостоятельных лотов по итогам аудиторской проверки за каждый отчетный год;

4. В извещении о закупке не указаны конкретные даты начала и окончания услуг, то есть не определено существенное условие договора.

Так же Заявитель считает, что Заказчиком допущены нарушения при оценке заявок, поскольку документацией установлено неправомерное требование о наличии полиса страхования ответственности за нарушение контракта оказания аудиторских услуги и (или) ответственности за причинение вреда имуществу других лиц в результате осуществления аудиторской деятельности на сумму не менее 1000000 (одного миллиона) руб.

Проект контракта, по мнению Заявителя, так же имеет существенные нарушения:

1) в части установления в пп. 5.3. и 5.4. проекта контракта сведений о наличии полиса страхования профессиональной ответственности исполнителя;

2) в части возникновения прямой обязанности заполнения проекта контракта сведениями, которые не входят в состав заявки;

3) в части оценивания наличия полиса страхования и размера по критерию «качество и квалификация».

Заявитель так же утверждает, что Заказчик в проекте контракта устанавливает незаконное обязательное требование о заранее определенном составе рабочей группы аудиторов, поскольку аудиторское предприятие имеет право самостоятельно определять порядок проведения проверки и состав аудиторской группы.

Отдельным существенным нарушением Заявитель указывает на то, что подавал запрос на разъяснение конкурсной документации через электронную почту, однако ответа на запрос не получил.

Представитель Заказчика с доводами жалобы не согласился, представил письменные возражения и пояснил, что процедура была проведена со всеми требованиями Законодательства.

Комиссия УФАС по Сахалинской области, изучив материалы дела 08-73/2017, установила следующее.

15.08.2016 г. на официальном сайте www.zakupki.gov.ru в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» была размещена информация о проведении открытого конкурса для заключения договора на проведение аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2017, 2018, 2019, 2020, 2021 год; подготовку аудиторского заключения за каждый аудируемый год (извещение № 0461000000117000002). Заказчиком являлось ОАО «Сахалинская энергетическая компания»», что подтверждается конкурсной документацией для проведения открытого конкурса, утвержденной генеральным директором Заказчика А.А. Подолянко 15.08.2017 (далее – конкурсная документация).

В инструкции участникам конкурса, являющейся приложением к конкурсной документации, перечислены нормативно-правовые акты, на основании которых проводится открытый конкурс: Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 30.12.2008 № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (далее - Закон об аудиторской деятельности), Закон № 44-ФЗ.

Согласно ч. 4.1. ст. 23 Закона об аудиторской деятельности с 1 января 2012 года аудиторы, имеющие действительные квалификационные аттестаты аудитора, выданные в соответствии с Федеральным законом от 7 августа 2001 года № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности», вправе участвовать в аудиторской деятельности (осуществлять аудиторскую деятельность) в соответствии с типом имеющегося у них квалификационного аттестата аудитора, за исключением участия в аудиторской деятельности (осуществления аудиторской деятельности), предусмотренной частью 3 статьи 5 настоящего Федерального закона.

Частью 3 статьи 5 указанного Закона предусмотрено, что обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам, иных кредитных и страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов, организаций, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности составляет не менее 25 процентов, государственных корпораций, государственных компаний, публично-правовых компаний, а также бухгалтерской (финансовой) отчетности, включаемой в проспект ценных бумаг, и консолидированной финансовой отчетности проводится только аудиторскими организациями.

В опубликованном на официальном сайте Минфина России информационном сообщении «О прекращении действия упрощенного порядка сдачи квалификационного экзамена на получение квалификационного аттестата аудитора» указано, что в случае, если лица, являющиеся членами саморегулируемых организаций аудиторов и имеющие действительные квалификационные аттестаты аудитора, выданные до 1 января 2011 г., пожелают после 1 января 2013 г. участвовать в аудиторской деятельности (осуществлять аудиторскую деятельность) без ограничения типом имеющегося у них квалификационного аттестата аудитора, а также в аудиторской деятельности, предусмотренной ч. 3 ст. 5 комментируемого Закона, они должны сдать квалификационный экзамен на получение квалификационного аттестата аудитора в порядке, установленном комментируемой статьей.

А поскольку в п. г) ч. 2. Приложения № 3 конкурсной документации к информационной карте конкурса («Критерии оценки заявок на участие в конкурсе, их содержание и значимость») установлено требование о наличии в штате аудиторов, имеющих единый квалификационный аттестат, выданный после 01.01.2011, довод жалобы об отсутствии в документации требования к аттестатам аудиторов, что в дальнейшем приводит к оценке квалификации аудиторов, не имеющих права на выполнение работ по предмету конкурса, Комиссия считает необоснованным.

Следовательно, Заказчиком не были нарушены требования Федерального закона от 30.12.2008 № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» и Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Довод жалобы относительно неправомерного установления разного времени окончания подачи заявок и времени вскрытия конвертов Комиссия так же считает несостоятельным в силу следующего.

В извещении указаны дата и время окончания подачи заявок – 05.09.2017 в 18:00, дата и время вскрытия конвертов с заявками – 06.09.2017 в 10:00. Согласно ч. 10 ст. 51 Закона № 44-ФЗ прием заявок на участие в открытом конкурсе прекращается с наступлением срока вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе или открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе.

Конкурсная комиссия в соответствии с п. 1 ст. 52 указанного Закона вскрывает конверты с заявками на участие в открытом конкурсе и (или) открывает доступ к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе после наступления срока, указанного в конкурсной документации в качестве срока подачи заявок на участие в конкурсе. Конверты с заявками на участие в открытом конкурсе вскрываются, открывается доступ к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в открытом конкурсе публично во время, в месте, в порядке и в соответствии с процедурами, которые указаны в конкурсной документации.

Время окончания приема заявок, указанное в извещении 05.09.2017 в 18:00 совпадает со временем окончанием рабочего дня. Время вскрытия конвертов установлено с началом следующего рабочего дня – 06.09.2017 в 10:00.

Кроме того, в конкурсной документации в разделе «Инструкция участникам конкурса» указано, что прием заявок на участие в открытом конкурсе прекращается с наступлением срока вскрытия конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе.

Вскрытие конвертов комиссией проводилось публично. Заказчиком была предоставлена возможность всем участникам открытого конкурса, подавшим заявки на участие в нем, или их представителям присутствовать при процедуре вскрытия конвертов. Перед началом процедуры вскрытия конвертов конкурсной комиссией было объявлено всем присутствующим о возможности подачи заявок на участие в открытом конкурсе, изменения или отзыва поданных заявок на участие в открытом конкурсе. В момент вскрытия конвертов участникам была дана возможность подачи заявки на участие, изменение или отзыв заявки. Таким образом, права участников открытого конкурса не были нарушены. ООО «Савитур-Аудит» не подавало заявку на участие в открытом конкурсе, не является участником открытого конкурса, поэтому его права нарушены не были.

Относительно доводов жалобы о том, что закупка должна была быть разбита на пять самостоятельных лотов по итогам аудиторской проверки за каждый отчетный год, Комиссия приходит к следующему.

Частью 4 статьи 5 Закона об аудиторской деятельности установлено, что договор на проведение обязательного аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности организации, в уставном (складочном) капитале которой доля государственной собственности составляет не менее 25 процентов, а также на проведение аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности государственной корпорации, государственной компании, публично-правовой компании, государственного унитарного предприятия или муниципального унитарного предприятия заключается по результатам проведения не реже чем один раз в пять лет открытого конкурса в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок, товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, при этом установление требования к обеспечению заявок на участие в конкурсе и (или) к обеспечению исполнения контракта не является обязательным.

Таким образом, Законом об аудиторской деятельности прямо установлена возможность заключения договора на проведение обязательного аудита на пятилетний период. Одновременно документацией и проектом контракта предусмотрена обязанность подготовки аудиторского заключения за каждый аудируемый год.

Довод жалобы о том, что в извещении о закупке не указаны конкретные даты начала и окончания услуг, то есть не определено существенное условие договора, Комиссия так же считает необоснованным в силу следующего.

Частью 2 статьи 42 Закона № 44-ФЗ установлено, что в извещении об осуществлении закупки должны содержаться, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в том числе сроки завершения работы либо график оказания услуг. Пункт 17 конкурсной документации содержит график оказания услуг с указанием срока завершения работ, что прямо установлено вышеуказанной нормой закона.

Рассматривая доводы Заявителя о неправомерном установлении требования о наличии полиса страхования ответственности за нарушение контракта оказания аудиторских услуги и (или) ответственности за причинение вреда имуществу других лиц в результате осуществления аудиторской деятельности на сумму не менее 1000000 (одного миллиона) руб., а так же оценка данного условия по критерию «качество и квалификация», Комиссия находит их несостоятельными в силу следующего.

Согласно приложению № 3 к информационной карте конкурса критерий «цена контракта» имеет значимость 40 %, квалификация участников закупки по показателям:

а) наличие свидетельства, подтверждающего прохождение внешней проверки качества, выданного саморегулируемой организацией не позднее, чем за пять лет до даты окончания срока подачи заявок на участие в конкурсе;

б) наличие свидетельства, подтверждающего прохождение внешней проверки качества, выданного уполномоченным федеральным органом по контролю и надзору;

в) наличие опыта проверок государственных и(или) муниципальных унитарных предприятий за последний год до даты окончания срока подачи заявок на участие в конкурсе (оценивается количество аудиторских проверок);

г) наличие в штате аудиторов, имеющих единый квалификационный аттестат, выданный после 01.01.2011.

д) наличие полиса страхования ответственности за нарушение контракта оказания аудиторских услуг и (или) ответственности за причинение вреда имуществу других лиц в результате осуществления аудиторской деятельности на сумму не менее 1 000 000 (Одного миллиона) руб.

имеет значимость 60 %. При этом по шкале значимости показателей в баллах отсутствие полиса оценивается в 0 баллов, наличие полиса – в 100 баллов, а значимость данного показателя – 10 %. То есть наличие либо отсутствие данного полиса не могло значительно повлиять на оценку критерия по данному показателю.

Кроме того, рассматриваемый критерий никоим образом не ограничил конкуренцию ни одного участника закупки. Так, ООО «Профитек» представил страховой полис от 11 ноября 2017 года № 1603037000747 со страховой суммой 100 000 000 (сто миллионов) рулей, ООО «Аудит-Стандарт» - страховой полис от 18 августа 2017 года со страховой суммой 30 000 000 (тридцать миллионов) рублей, ООО «Аудит-Альянс» - страховой полис от 06 апреля 2017 года № 1773037000009 со страховой суммой 2 000 000 (два миллиона) рублей. При этом оценивался не размер страховой суммы, а сам факт наличия страхового полиса.

Стоить заметить, что сам Заявитель представил в УФАС по Сахалинской области копию полиса страхования ответственности при осуществлении аудиторской деятельности от 17 мая 2017 года № 006PIL-349106/2017 с лимитом ответственности 5 000 000 (пять миллионов) рублей по всем страховым случаям в период действия полиса. Из чего следует, что в случае участия Заявителя в конкурентных процедурах именно данный показатель не повлиял бы на итоговую оценку.

Устанавливая необоснованность вышеизложенного довода жалобы логично сделать вывод о несостоятельности доводов жалобы о том, что проект контракта имеет существенные нарушения в части установления в пп. 5.3. и 5.4. проекта контракта сведений о наличии полиса страхования профессиональной ответственности исполнителя, а так же в части возникновения прямой обязанности заполнения проекта контракта сведениями, которые не входят в состав заявки. Объем предоставления гарантийных обязательств предусматривается страховым полисом, поэтому включение в проект контракта условия о необходимости указания реквизитов этого полиса вполне обоснованно.

Заявитель так же утверждает, что Заказчик в проекте контракта устанавливает незаконное обязательное требование о заранее определенном составе рабочей группы аудиторов, поскольку аудиторское предприятие имеет право самостоятельно определять порядок проведения проверки и состав аудиторской группы.

Пунктом 1 части 1 статьи 13 Закона об аудиторской деятельности определено, что при оказании аудиторских услуг аудиторская организация, индивидуальный аудитор вправе самостоятельно определять формы и методы оказания аудиторских услуг на основе стандартов аудиторской деятельности, а также количественный и персональный состав аудиторской группы, оказывающей аудиторские услуги.

Пунктами 2.2.13. и 2.2.14. проекта контракта установлено, что аудитор обязан согласовать и зафиксировать состав специалистов, участвующих в проведении аудита отчетности со стороны Аудитора (Приложение №2 к настоящему Контракту), не изменять состав специалистов (Приложение №2 к настоящему Контракту) Аудитора в течение всего времени проведения Аудита Отчетности Заказчика без уважительных причин и согласования с Заказчиком в письменной форме или путем обмена сообщениями по электронной почте. Обеспечить участие согласованного в установленном настоящим пунктом порядке состава специалистов в проведении Аудита Отчетности Заказчика в сроки, указанные в Календарном плане (Приложение №3 к настоящему Контракту). Не направлять специалистов Аудитора в сроки проведения Аудита Отчетности Заказчика, указанные в Календарном плане (Приложение №3 к настоящему Контракту), на обучение, симпозиумы, конференции и т.д.

Таким образом, Заказчиком не установлен запрет на возможность изменения состава специалистов, а лишь оговорено условие согласования с ним такого изменения при наличии уважительных причин.

Исследуя довод Заявителя о том, что ими был направлен запрос на разъяснение конкурсной документации через электронную почту, однако ответ на запрос не был получен, Комиссия приходит к следующему.

Заявителем в адрес Сахалинского УФАС посредством электронной почты были представлены сканированная копия запроса на разъяснение конкурсной документации № 1 от 30.08.2017 года исх. № 5901, а так же скриншот направления указанного запроса посредством электронной почты с адреса: svtr08@mail.ru на адрес: snowfall79@mail.ru.

Согласно части 7 статьи 50 Закона № 44-ФЗ любой участник открытого конкурса вправе направить в письменной форме заказчику запрос о даче разъяснений положений конкурсной документации.

Как следует из представленных Заявителем документов, он не обращался к Заказчику с запросом о даче разъяснений в письменной форме, доказательств обратного так же не представил. Кроме того, Заявитель сам указывает на направление запроса только электронной почтой, при этом не представляя доказательств прочтения данного письма.

Таким образом, данный довод жалобы Комиссия признала необоснованным.

При таких обстоятельствах Комиссия Сахалинского УФАС России не выявила в действиях организатора торгов нарушений норм Закона «О защите конкуренции», Закона об аудиторской деятельности и Закона № 44-ФЗ.

С учетом изложенного, Комиссия Управления Федеральной антимонопольной службы по Сахалинской области, рассмотрев материалы дела № 08-73/2017, руководствуясь частью 20 статьи 18.1 Закона «О защите конкуренции»,

 

РЕШИЛА:

 

Жалобу ООО «САВИТУР-Аудит» признать необоснованной.

 

 

Настоящее решение может быть обжаловано в Арбитражный суд Сахалинской области в течение трех месяцев со дня его изготовления в полном объёме.

 

 

Председатель Комиссии <…>

 

 

Члены Комиссии <…>

 

 

<…>